Хотя Он Был Распят

Распят!

Ни одна смерть не является столь совершенной. Никакой стыд таким полным.

Сначала была плеть.

Палка плети была два фута высотой. Железное кольцо вблизи верхней части, закрепленное с двух сторон.

Одежду сдирали с заключенного так, чтобы он стоял обнаженным. Римские каратели были профессионалы. Они оттачивали свое мастерство до изощренного жестокого искусства бичевания, и они могли бить жертву до тех пор пока, лишь малейшая искорка жизни оставалась в заключенном.

Запястья были плотно прикованы к железным кольцам. Затем жертву растягивали, клали лицом вниз, ногами в противоположную сторону от столба.

Римским бичом была флагра - плеть на короткой ручке, состоящая из нескольких тонких железных цепочек, которые оканчивались маленькими грузами.

Бичевание называлось «маленькой смертью». Оно предшествовало «большой смерти» - распятию.

Даже само напряжение ожидания первого удара жестоко. Тело скованно. Мышцы в узле мученических судорог. Щеки бледнеют. Губы плотно прижаты к зубам.

Как только плеть опускается, цепи развертываются веером вдоль спины, и каждое звено прорезает кожу и проникает глубоко в плоть. С огромной силой тяжелые наконечники вонзаются в ребра и резко завиваются вокруг груди.

Когда человека бичуют, он испытывает боль выше памяти о боли. Пот рекой течет со лба и жжет глаза. При каждом ударе флагры тело жертвы дергается подобно обезглавленному цыпленку. Второй удар оставляет на спине и на половине груди след в виде буквы «V», состоящей из сети маленьких порезов. Только Сын Божий мог сдержать неистовый вопль невыносимой агонии.

Сам сок жизни вырывается с каждым ударом бича. Есть только ослепляющая горящая боль, когда жестокие, свистящие звуки взмахов в воздухе снова и снова ударяют по спине и плечам. Флагра может содрать кожу с живого человека.

По еврейскому закону количество ударов ограничивалось 39-ю. Римское наказание не имело таких ограничений. У карателя, бичующего человека перед распятием, было только одно правило: человек не должен умереть. Искра жизни должна быть поддержана для агонии на кресте.

Люди перекусывали свой язык пополам под такими ударами.

Лишь благословенное бессознание могло принести облегчение.


Растерзанное тело жертвы отвязывалось от места бичевания. Его раны омывались, но без использования медикаментов. Следующим этапом было шествие к месту казни.

Римским политикам всегда нравилось делать примеры из осужденных людей. Длинная медленная процессия вдоль общественных улиц города была предназначена для предупреждения других о том, что Рим действовал быстро и беспощадно.

Экзекутором (или палачом) обычно служил сотник.

Пока четверо солдат держали заключенного, он вонзал острый железный гвоздь длиной 5 дюймов в мертвый центр ладони. Умелый, опытный удар вонзал гвоздь сквозь руку в дерево. Еще четыре или пять ударов молотком вбивают острие гвоздя глубоко в грубую доску и пятый поворачивает ее так, чтобы рука не могла свободно соскользнуть.

Маленький выступ, напоминающий рог бегемота и известный под названием «седиль», плотно проходит через промежности. Это было сделано специально, чтобы сместить большинство веса с рук осужденного. Затем гвоздь вбивался через каждую стопу.

Это была смерть, предназначенная для рабов, воров и предателей.

От ран на кистях шла обжигающая боль к рукам.

Обморок давал лишь временное облегчение.

Темнота и боль; затем боль и темнота.

Боль в спине, руках, кистях рук, ногах и промежности - тупая, пульсирующая, ужасная, бесконечная боль. Боль возрастает. Она умножается. Она накапливается. Ни момента передышки.

Крест поставлен так, чтобы самое большое количество солнца выжигало глаза осужденного.

Внизу ожидает любопытствующая, зачарованная истязанием толпа. Мрачная сцена разыгрывается медленно. Умирание должно быть вещью личной, а не публичным зрелищем. Есть что-то непристойное в том, что толпа людей стоит в ожидании твоей смерти.

Затем начинается жажда.

Губы сухие. Полное иссушение во рту. Кровь горячая. Кожа горит. Самое сильное желание в этот момент - капля холодной воды.

В воде отказано.

У основания креста палач пьет в присутствии умирающего человека, чтобы усилить его психологические мучения. Солнце светит прямо в глаза распятого. Даже когда веки закрыты, красный ослепительный блеск проникает. Язык распухает. Что когда-то было слюной, стало как необработанная шерсть. Руки и ноги начинают опухать. Седиль глубоко вонзается в половые органы. Невозможно повернуться, изменить положение. В мышцах начинается судорога.

Настоящий ужас только начинается.

Что случилось до сих пор - только детская игра.

Одна за другой мышцы на спине собираются в тесные узелковые комки. От них невозможно освободиться, уйти от них, никакие мягкие массирующие руки не могут их облегчить. Они двигаются вдоль плеч и грудной клетки. Они двигаются вниз в брюшную полость.

Через два часа на кресте каждая мышца в теле замыкается в большие узлы и агония превышает способность выносить. Люди кричат в безумии.

Боль и симптомы подобны столбняку (сжатие челюстей или состояние мышц, когда они подвергнуты постоянному стягиванию).

Человек со всей своей гениальностью никогда не изобретал более жестокой и более полной агонии смерти, чем смерть от столбняка: медленное постоянное сжатие каждого мускула. Смерть через распятие позволяет агонии продолжаться настолько долго, насколько это возможно.

Каждый час - вечность.

Временами судороги сковывают шею и голова взлетает над вертикальной балкой. Человек с нетерпением ждет смерти. Это его единственное желание.

Вокруг мухи, насекомые и своры собак с запахом крови в их ноздрях. Хищные птицы - небесные стервятники кружат все ниже и ниже.

Молитвы кажутся насмешкой над человеком, но человек или молится или проклинает.

Часы проходят, и маленькие кровеносные сосуды, снабжающие нервную систему, сжимаются до плоской формы, и отсутствие циркуляции крови приводит к онемелой парализации.

Развивается новая агония у тех, кто медленно умирает на кресте. Это агония слизистой оболочки.

На кресте нет конца страданиям. Единственное, что меняется - это тип мучения и степень боли.

Проходят часы, и солдаты склоняются к тому, чтобы ускорить смерть. Они начинают разбивать кости. Стоя на лестнице, опытный легионер с короткого расстояния размахивает деревянным молотком дугообразным движением. И мгновенно раздрабливает правое бедро. Второй резкий удар раздрабливает левое бедро.

Это - новые боли.

Слизистая оболочка - это тонкая, скользкая ткань, которая соединяет и смазывает многое в человеческом теле, высыхает на кресте до состояния мелкого гравия и обдирает нежные ткани заднего прохода (заднее открытие пищеварительного тракта). Они разрываются и в истерзанном горле. Они лежат, как камни за пазухой. Они слоями срывают ткани с глаз при каждом движении зрачка или моргании.

Возможно ли большее страдание на этой стороне ада?

Большинство осужденных людей умирало обнаженными.

ХРИСТОС БЫЛ РАСПЯТ. Он умер самой жестокой смертью, когда-либо придуманной человеком.

Он занял мое место.

Мой грех послал Его туда.

Иисус Христос умер самой совершенной смертью, когда-либо придуманной. Она была предназначена для того, чтобы позволить медленному смертельному разъеданию клеток, мышц, эмоций, костей, тканей, ума, духа, крови и сердцебиения. Поэтому победа Воскресения является самой совершенной из всех известных.

Из могилы Он воскрес,
С великим триумфом над Его врагами;
Он воскрес Победителем из власти тьмы,
И Он живет в вечности, чтобы править с Его святыми.
Он воскрес! Он воскрес!
Аллилуйя! Христос воскрес!

Никаких больше жертв за мои грехи не нужно.

Иисус заплатил за ВСЕ.

1-е КОРИНФЯНАМ 1:17-24

К. М. Уард (Сидней)
Источник Неизвестен
 

******************************